Воркшоп в Санкт-Петербурге, 1 октября 2019 года

автор: Андрей Тюхтяев

1–3 октября 2019 года в Европейском университете в Санкт-Петербурге прошел воркшоп исследовательской группы «Новые формы религиозной культуры в позднем СССР и пост-советской России: идеология, социальная организация, дискурсы». Среди сотрудников проекта антропологи из России (ЕУСПб) Александр ПанченкоСергей ШтырковЮлия АндрееваАндрей ТюхтяевСветлана Тамбовцева, и филологи и культурологи из Университета Майнца (Германия) Биргит Менцель, Анна ТесманРомина Хайм. Проект с обеих сторон поддержан грантами РФФИ и ДФГ.

Это уже вторая рабочая встреча группы, объединенной общей целью — описать и проанализировать те формы религиозной жизни постсоветской России, которые связаны с культурой эзотеризма и нью-эйдж духовностью. У каждого из участников команды есть индивидуальный исследовательский проект, направленный на изучение конкретного этнографического сюжета. В рамках воркшопа каждый из исследователей представил имеющиеся на данный момент результаты, а также прокомментировал проблемы теоретического и методологического характера.

Александр Панченко рассказал о текущем состоянии своего исследования уфологии, в рамках которого он рассматривает данную форму эзотеризма и оккультуры как религиозное явление. Такой взгляд на практику поиска контакта с инопланетными существами возможен благодаря теоретическому аппарату когнитивного религиоведения — до сих пор мало используемого в современной антропологии, но весьма перспективного направления. В своем выступлении Александр предложил опираться на понятие «агенты полного доступа» Паскаля Буайе, автора множества известных книг, включая «Объясняя религию: природа религиозного мышления». Польза оперирования этим термином заключается в том, что он позволяет увидеть универсальную тенденцию, связывающую самые разные формы религиозной жизни, начиная от привычных и «традиционных» конфессиональных форм религиозности и заканчивая такими маргинальными и стигматизируемыми, как уфология. Согласно этому подходу, любые религии, а также и уфология и характерные для нее теории заговора объединены представлением о существовании в земном или потустороннем мире таких существ (или агентов), которые владеют стратегически важной для людей информацией, при этом ограничивая доступ к ней.

Анна Тесман много лет занимается зороастризмом и астрологией в СССР и России. В 2012 исследовательница опубликовала книгу, посвященную тому, в каком виде зороастризм функционирует в самых различных полях, включая как религиозные практики, так и академическую науку, художественную литературу и СМИ. В своем текущем проекте Анна сосредоточилась на изучении астрологии в позднесоветском и постсоветском периодах, что предполагает сбор самых разных данных — интервью, материалов включенного наблюдения, актуальной литературы, подпольных астрологических публикаций советской эпохи, а также легальных продуктов советской массовой культуры, содержащих астрологические сюжеты. Осветив круг своих источников, Анна рассказала о планах создать электронную базу данных о советской и постсоветской астрологии, с которой можно было бы работать в дальнейшем в том числе и при помощи количественных методов. Последние помогут выявить языковые и дискурсивные заимствования и особенности, отличающие различные астрологические школы как внутри страны, так и в сравнении с западными направлениями астрологической мысли.

Андрей Тюхтяев поделился некоторыми выводами своего исследования паломничества к археологическим памятникам на юге России, которое в конце 1990-х годов организовали последователи нового религиозного движения «Анастасия». Сегодня возле дольменов Краснодарского края существует развитая паломническая и туристическая инфраструктура, поддерживаемая различными нью-эйдж группами и привлекающая людей с самым разным культурным и социальным багажом. Что объединяет анастасийцев, новых язычников и посетителей столичных школ йоги, где люди узнают о путешествиях к «местам силы», так это «культура аутентичности» — попытка при помощи духовных практик в паломничестве найти не зависящую от опыта социализации составляющую своей личности. Это распространенная в современном туризме тенденция представляет собой одно из проявлений модерного индивидуализма, когда в условиях расширения прав и свобод человек стремится быть независимым от внешних авторитетов, хотя на деле язык модерного индивидуализма является результатом специфической религиозной социализации.

Внимание немецких коллег привлекло то, что нередко при помощи языка так называемой self-spirituality, популярного в странах Запада и отсылающего преимущественно к либеральным идеалам, в России последователи нью-эйдж выражают консервативные политические ценности. Дискуссия показала, что это связано с тем, что российский нью-эйдж в большей степени связан с советской контр-культурой, нежели с западной. Участники советского подполья, противопоставляя себя официальной коммунистической идеологии и ее ценностям интернационализма, феминизма и равенства, придерживались в результате противоположных консервативных идей этнического национализма и патриархальных ценностей.

Линия рассуждения о консервативности российской нью-эйдж культуры была продолжена в докладе Юлии Андреевой о курсах женственности. Сегодня в России существует сегмент частного бизнеса, специализирующегося на услугах обучения «правильной» женственности. Эти услуги включают в себя лекции, семинары и тренинги, также подобные предприниматели занимаются книгоиздательством, производством видео и аудио продукции, апеллирующей к образам традиционности, патриархальной древности, славянской, восточной, ведической культур. Исследование Юлии основано на этнографических методах и в данный момент находится на стадии сбора материала.

В презентации Сергея Штыркова об осетинских активистах этнического традиционализма также речь шла о связи эзотеризма и консервативных политических движений. Современный этнический традиционализм в республике Северная Осетия-Алания типологически можно отнести к новому язычеству, при этом некоторые элементы идиома, на котором осетинские интеллектуалы выражают свои стремления, напоминают скорее язык нью-эйдж духовности. Сергей Штырков в своей презентации особое внимание уделил так называемому практическому религиоведению, то есть научной и квазинаучной деятельности, направленной на обоснование идей этнического традиционализма. Для апологетов такого рода религиоведения характерно заимствование идей как из академического, так и из эзотерического дискурсов, включая идеи Станислава Грофа, усвоенные посредством работ известного российского буддолога Евгения Торчинова.

Связь специфических форм эзотерической религиозности с интеллектуальным мейнстримом разных эпох, в частности с академической наукой и искусством — сюжет, который неоднократно возникал в дискуссиях. Так, Светлана Тамбовцева представила результаты изучения генеалогии криптолингвистической эстетики на примере так называемой «ВсеЯсветной грамоты». Изобретенный еще в брежневскую эпоху алфавит после распада СССР привлек внимание множества людей, ищущих мистические смыслы в традиционной культуре славян. При этом «ВсеЯсветная грамота», состоящая из 147 букв, не всегда предполагает написание текстов, здесь скорее важна эстетика этого алфавита, вдохновленного неприятием современной «упрощенной» кириллицы. Стилистика начертаний букв «ВсеЯсветной грамоты» имеет корни в искусстве русского модернизма, что свидетельствует не только о модерности реконструкций прошлого, но также показывает, как созданные интеллектуалами интерпретации традиционной культуры становятся частью современной массовой религиозности.

Известно, что эзотерические идеи долгое время были прерогативой интеллектуалов и повлияли на ряд философских и политических течений. В их числе мистический анархизм, которому посвящен проект Ромины Хайм. Ромина поделилась с коллегами обнаруженными ею источниками, среди которых значительную частью составляют воспоминания. Такого рода тексты личного происхождения представляют собой непростой материал в силу их субъективности. Одним из возможных методологических ходов, предложенных во время дискуссии, является поиск текстов, содержащих сведения о создателях мистического анархизма, не имеющих при этом прямого отношения к среде последователей данного движения. В частности, интересный материал может содержаться в дневниках и воспоминаниях представителей мира искусства, включая литераторов русского символизма, проявлявших интерес к разного рода мистическим идеям и практикам.

Связям между интеллектуалами из разных стран, увлеченными идеями нью-эйдж, посвящено исследование Биргит Менцель. В своей презентации Биргит осветила то, каким образом взаимодействовали так называемые гражданские дипломаты из СССР и США, увлеченные идеалами Human Potential Movement, во время Холодной войны. Самые разные люди, включая журналистов, писателей, ученых по обе стороны Железного занавеса, верили в возможность прекращения конфликта между социалистическим и капиталистическим мирами, которое бы привело к прорыву в развитии человеческих способностей. Для этого исследования также оказались полезными количественные методы, позволяющие аккумулировать множество данных о самых разных связях и контактах между гражданскими дипломатами, а также визуализировать их.


Фото: Анна Тесман

Читать статью на английском

Search OpenEdition Search

You will be redirected to OpenEdition Search