Переосмысление реальности

О том, как анархизм и мистицизм сочетаются друг с другом (II)

автор: Ромина Кальтенбах (урожд. Хайм)

перевод с английского: Ольга Глейзер

Часть 3: От гиликов к пневматикам

Писать о мистическом анархизме «второго периода», связывая его с тем, что было сказано ранее в первой статье, довольно сложно по двум причинам: во-первых, еще не выяснено, каким образом мистический анархизм Чулкова связан с «возрожденным» послереволюционным периодом. На этот вопрос не могут ответить ни те, кто когда-то участвовал в этом движении (см. Налимов 1994, 306), ни современные исследователи анархизма, которые, кажется, игнорируют это образовавшееся временное пространство, просто классифицируя два периода мистического анархизма на «ранний» и «поздний», при том, что оба этих периода связаны с одним и тем же социальным явлением (см. Ударцев 2016, 30). Второй усложняющий фактор касается организационной секретности и эзотерической элитарности, окружающей «поздний» мистический анархизм: хотя он представлял собой относительно широко распространенное духовное течение, он был объединен с тайным обществом под названием «Орден тамплиеров», членами которого были основные идеологи и ближайшие приверженцы философии. Ниже я попытаюсь пролить свет на эти вопросы.

Как теоретическая основа философии, так и создание строго иерархического, а также широко разветвленного тайного общества кажутся результатом работы одного загадочного и противоречивого человека — Алексея Солоновича (1887–1937). Солонович, преподаватель математического факультета МГТУ им. Баумана, с юных лет интересовался оккультизмом. Хотя в его сочинениях, лекциях и даже протоколах допросов нет упоминаний о Чулкове, он был довольно известным среди символистов, что явствует из воспоминаний Андрея Белого (Белый 2016, 430). Кроме того, в первом мистическом трактате Солоновича можно  отчетливо проследить черты символизма, так как они напоминают «симфонии» Андрея Белого (см. Бурмистров 2011, 75). Следовательно, разумно предположить, что Солонович был так или иначе знаком с мистическим анархизмом Чулкова, подхватил его идеи, дополнил и трансформировал их в новую, более сложную собственную идеологию.

Aлексей Солонович (1887–1937)
©Андрей Никитин, 2002 II: 376

Профессиональный математик, страстный философ и убежденный мистик, Солонович    создал синтез русской (левой) политической мысли, немецких философских концепций, индуистской духовной традиции, французского оккультизма, новозаветного христианства и гностического дуализма, подчеркнув его значимость с помощью математических формул (Солонович ~ 1920-е гг. II, 23). [1] Как следует из философских лекций Солоновича, он был хорошо знаком с концепциями Бхагавад-гиты, с оккультными писаниями Элифаса Леви, а также с гностицизмом, типологические характеристики которого очевидны как в его трехсторонней антропологии, так и в его многоуровневой иерархической космологии.

Как и Чулков, Солонович руководствовался идеями Бакунина, Кропоткина и Толстого, при этом наибольшее значение имело понятие христианского «ненасилия». В центре внимания мистического анархизма было христианство, но не ограничивалось им. В то время как Чулков мог интерпретировать мораль как некоторую форму насилия над человеком, Солонович постулировал строгий и четко определенный этический кодекс в соответствии с Евангелиями. Как и десятью годами ранее, мистический опыт все еще представлял собой один из ключевых аспектов философии, однако лишенный своей эротической природы. Теперь преобразования сознания должны были быть достигнуты посредством медитации и считались решающим шагом на пути к само- и социальной трансформации, помогая усвоить христианские ценности и способствовать автономному сознанию. В отличие от знаменитой позиции Карла Маркса (1818–1983), который писал: «Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» (К. Маркс. «К критике политической экономии». Предисловие. 1904, стр. 11 и далее) Приверженцы мистического анархизма исходили из того, что, как бытие определяет сознание, так и сознание определяет бытие (Солонович 2003, 460).

Хотя мистический анархизм официально постулировал социальный эгалитаризм и антиавторитаризм, его теоретические и организационные основы изобиловали элитарными концепциями. Во-первых, поскольку Солонович рассматривал организм человека с точки зрения трех составляющих: тела, души и духа, он разделил человечество на три гностических категории «хиликов» (полностью материально ориентированных, и, следовательно, низшего типа людей), «экстрасенсов» (одухотворенных людей), и «пневматиков» (духовных, нематериальных, просветленных и, следовательно, людей высшего типа), в зависимости от идентификационных предпочтений человека. По мнению Солоновича, целью жизни должно быть стремление к просветлению, чтобы душа человека мола дойти до совершенства, в результате чего он сможет перевоплотиться в более высокое существо в одном из многочисленных высших миров.

Помимо этого, элитизм — это то, что характеризует тайные общества, поскольку сама концепция последнего подразумевает, что только «избранным» людям предлагается членство и их посвящают в эзотерическое учение общества. Как следует из протоколов допросов участников, опубликованных в 2003 году российским историком Андреем Никитиным (1935–2005), и воспоминаний бывшего члена Ордена Василия Налимова, это также относилось и к русскому «Ордену тамплиеров». Несмотря на то, что Солоновича вполне можно считать вдохновителем ордена, его создание не было его идеей — автором идеи был его наставник, Аполлона Карелин (1863–1926).

По сравнению со своими русскими современниками Карелин, убежденный анархист и теоретик анархизма, до сих пор не удостоился большого внимания со стороны ученых. Уже в раннем возрасте Карелин вступил в конфликт с властью из-за своей связи с революционными кругами. Он столкнулся с жизнью в сибирских тюрьмах и в изгнании, прежде чем ему удалось уехать в Париж, где он вел неустанную разностороннюю литературную деятельность, публикуя многочисленные статьи по политическим и экономическим вопросам (Сапон 2015, 13-40). Он также основал так называемое Братство свободных коммунистов, анархический кружок русских изгнанников, который в конечном итоге распался, потому что его лидер был обвинен в проведении ритуалов инициации и подвергался критике за использование эзотерической терминологии в анархистских публикациях (Гудерхем 1988, 211). Вернувшись в Россию в 1917 году, Карелин возобновил свою политическую деятельность, но теперь он считался «советским анархистом» (Эврич 2005, 201), сотрудничал с большевистским правительством и занимал место в Центральном исполнительном комитете СССР.

Aпполон Карелин (1863–1926)
©Андрей Никитин, 2002 II: 372

Будучи глубоко религиозным человеком, Карелин занимал пацифистскую позицию в период революции и Первой мировой войны, и тем самым он, по всей вероятности, произвел сильное впечатление на Солоновича, с которым встретился предположительно в 1917 году, то есть в том же году, когда Солонович объявил себя анархистом ( Никитин 2003 II., стр. 141). По словам Никитина, Карелин утверждал, что во Франции он был принят в Братство тамплиеров и получил задание сформировать Восточное отделение ордена в России (с точки зрения Никитина, существует только одно единственное историческое Братство тамплиеров) (Никитин 2003 I, 13).

Эзотерико-христианский анархизм Карелина привлекал множество интеллектуалов и художников (среди них были кинорежиссер Сергей Эйзенштейн (1898–1948), актеры Михаил Чехов (1891–1955) и Юрий Завадский (1894–1977), а также профессор-китаевед Юлиан Щуцкий (1897–1938)). Благодаря Карелину была основана площадка для публичных выступлений в Музее Кропоткина, который в 1920-х годах стал московским центром мистических анархистов. В этом центре Карелин, Солонович и несколько других «избранных» лидеров мистического анархизма выбирали среди своей аудитории тех, кого они считали достойными духовного образования и способными идти по пути к самосовершенствованию.

Кроме того Карелин писал мистические тексты, пьесы, сильно напоминающие мистические драмы Эдуарда Шуре и Рудольфа Штайнера. И тем не менее, неоспоримым остается тот факт, что именно Солонович, сменивший Карелина после его смерти в 1926 году, в конечном итоге дал мистическому анархизму идеологическую основу. Как и «ранний» мистический анархизм, движение просуществовало недолго — и причиной этому послужило отнюдь не  снижение интереса к этому течению, а политическая среда, которая становилась все более и более репрессивной. К концу 1930-х гг. это философское течение и сам орден были уничтожены, его члены расстреляны, заключены в тюрьмы или сосланы.

Однако более полувека спустя русский философ и математик Василий Налимов (1910–1997), принадлежавший к последнему поколению «тамплиеров» и приговоренный к 18 годам тюремного заключения, трудового лагеря и ссылки, переосмыслил в своих философских и автобиографических трудах свои юные годы и уделил более пристальное внимание наследию Солоновича.

Василий Налимов (1910–1997)
©Wikimedia Commons, 2019

Именно так русский анархизм и мистика сочетаются друг с другом.

Примечание

  1. Эзотерические лекции, о которых я говорю, еще не опубликованы. Они проводились Солоновичем во второй половине 1920-х гг. Судя по содержанию, лекции читались предположительно перед закрытой аудиторией избранных студентов. В 2019 году эти лекции мне передала Жанна Дрогалина, вдова одного из бывших учеников Солоновича, философа Василия Налимова (1910–1997). Римская нумерация относится к хронологическому порядку, в котором были организованы лекции.

Список литературы

Avrich, Paul. The Russian Anarchists, Princeton University Press, Princeton, N.J.  2005.

{Bely} Белый, Андрей. “Ракурс к дневнику“. //Андрей Белый. Автобиографические своды: Материал к биографии. Ракурс к дневнику. Регистрационные записи. Дневники 1930-х годов [Andrei Bely. Autobiographical vaults. The material for a biography. View to the diary. Registration records] Москва: Наука, 2016, 329-663.

Burmistrov, Konstantin. “Esotericism in Soviet Russia in the 1920s–1930s.” In The New Age of Russia. Occult and Esoteric Dimensions, ed. by B. Menzel, M. Hagemeister, B. G. Rosenthal. München / Berlin: Otto Sagner, 2011.

Gooderham, Peter. “The anarchist movement in Russia 1905–1917.” University of Bristol, 1988. Accessed October 29, 2019: https://research-information.bristol.ac.uk/files/34507649/591039.pdf.

Marx, Karl. A Contribution of the Critique of Political Economy. Chicago: Charles H. Kerr & Company, 1904.

{Nalimov} Налимов, Василий. Канатоходец [Rope dancer]. Москва: Прогресс. 1994.

{Nikitin} Никитин, Андрей. Орден Российских Тамплиеров. Документы 1922–1930 гг. Том I [The Order of the Russian Templars. Documents 19221930. Vol. I]. Москва: Минувшее, 2003.

{Nikitin} Никитин, Андрей Л. Орден Российских Тамплиеров. Документы 1930–1944 гг. Том II [The Order of the Russian Templars. Documents 19301940. Vol. II]. Москва: Минувшее, 2003.

{Sapon} Сапон, Владимир. Либертарный социалист Аполлон Карелин [The Libertarian Socialist Apollon Karelin]. North Carolina: Lulu Press, 2015.

{Solonovich} Солонович, Алексей. Вселенная, как совокупность миров. Мир образов и мир идеи. [The Universe as a Collection of Worlds. The World of Images and the World of Ideas]. (машинопись датируется предположительно второй половиной 1920-х гг.).

{Solonovich} Солонович, Алексей. “Критика материализма (2-й цикл лекций)“ [A Criticism of Materialism (2nd series of lectures)]. // Никитин, Андрей. Орден Российских Тамплиеров. Легенды Тамплиеров. Литература Ордена. Том III. Москва: Минувшее, 2003.

{Udartsev} Ударцев, Сергей Ф. “Эволюция теории анархизма в XIX–XX вв.“ [The evolution of the theory of anarchism in the 19th and 20th centuries]. // Анархизм: pro et contra, антология. Отв. ред. Д. К. Богатырев, 20–32. СПб.: РХГА, 2016.


Читать статью на английском

Цитируйте эту статью: Ромина Хайм, “Переосмысление реальности: О том, как анархизм и мистицизм сочетаются друг с другом (II)”, в New Age in Russia, 07/11/2019, https://newageru.hypotheses.org/1819

Search OpenEdition Search

You will be redirected to OpenEdition Search